РАБОТАЕМ БЕЗ ВЫХОДНЫХ.

 

 

Если вы уже являетесь нашим клиентом и берете займ повторно, то вы можете взять займ по продукту "В.И.П."


23.05
2014

Режиссеры и врачи пошли в кредиторы

К микрофинансовым организациям (МФО) по закону относятся только «микрокредиторы», которые включены в государственный реестр и находятся под надзором ФСФР. Среди них оказались такие, как «Обувь России» (торговля обувью), «Электронный журнал» (консультирование по вопросам коммерческой деятельности и управления), «Академия Научной Красоты-Хабаровск» (оптовая торговля парфюмерией и косметикой), «Юг-Агро-Про» (оптовая торговля зерном), «Диаманд», (розничная торговля ювелирными изделиями), ИНТ-ПЛАТ (оптовая торговля товарами народного потребления и производство изделий из пластмасс), СпецСтройТорг-7 (сдача недвижимости в аренду), ВИРТУС (архитектурная деятельность) и даже «Отдел культуры» (деятельность по организации и постановке театральных и оперных представлений, концертов и прочих сценических выступлений).


Президент национального партнерства участников микрофинансового рынка (НАУМИР) Михаил Мамута объяснил, что по закону микрофинансовая деятельность не является исключительной и может осуществляться наряду с другой.


— Многие компании, занимающиеся самыми разными видами деятельности, кредитуют своих партнеров и клиентов. Например, коммерческие клиники выдают займы пациентам на лечение, торговцы ссужают деньги покупателям их товаров, риэлторские компании таким образом помогают приобретателям квартир. А после выхода закона «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» (принят летом 2010 года — «Известия») они стали думать над тем, чтобы попасть в государственный реестр, — рассказывает Мамута.


По его словам, это лучше для потребителя, поскольку закон «О микрофинансировании» более качественно защищает его права, чем гражданское законодательство в целом, а также способствует повышению инвестиционной привлекательности компании.


— Регистрация таких компаний в качестве микрофинансовых не противоречит российскому законодательству, — сообщил финансовый омбудсмен (общественный примиритель на финансовом рынке) Павел Медведев. — Но в корне не соответствует лучшей мировой практике. Согласно ей, выдачей займов могут заниматься только организации, для которых этот вид деятельности является основным.


По мнению Медведева, всему виной «дыра» в нашем Гражданском кодексе (ГК), разделяющем два понятия: «кредит», который строго регулируется, и «заем» — это, по сути, то же самое, но пока не подлежащее контролю со стороны государства. То есть, кредиты могут выдавать только банки, а займы — кто угодно.


— И это безобразие должно быть ликвидировано, — уверен омбудсмен. — Все организации, занимающиеся кредитованием, должны работать под строгим надзором.


В настоящее время из-за «дыры» в ГК многие компании, выдающие займы, вообще не видят смысла в том, чтобы получить статус МФО. Газеты и стены вагонов метро кишат рекламой быстрых кредитов, которые предлагаются не банками, не микрофинансовыми организациями, а структурами, находящимися вне регулирования. Президент группы компаний «Центр микрофинансирования», одной из крупнейших в своем секторе, Павел Сигал, оценивает портфель неофициальных микрокредитов примерно в 100 млрд рублей. Это более чем втрое превышает официальный. Но выдавать займы, нигде не регистрируясь, никто не мешает.


Сигал подчеркивает, что незарегистрированные организации закон не нарушают, и убежден, что любая попытка репрессий в их отношении приведет только к обратному результату.


— Выдача займов — деятельность, которую легко спрятать. Превратить этот рынок из серого в черный элементарно, — говорит президент «Центра микрофинансирования». — Главное сейчас — максимально популяризировать выгоду от регистрации в качестве МФО.


Михаил Мамута не спорит с тем, что возможность распоряжаться собственными деньгами — неотъемлемое конституционное право каждого. Но, тем не менее, полагает, что необходимо на законодательном уровне ограничить публичную деятельность «серых» кредиторов, в первую очередь, ее рекламу.


— Для этого нужно будет внести изменения в ГК, касающиеся публичной оферты, а также в закон «О рекламе» в части финансового рынка, — считает президент НАУМИР. Эту идею поддерживает и Федеральная антимонопольная служба.


Остается вопрос, что делать с появлением в реестре МФО участников, для которых деятельность по микрофинансированию является второстепенной.


— Поставим вопрос общо: хотим ли мы, чтобы рынок МФО был открыт только для специализированных игроков, или же для всех, в том числе и тех, в чьем обороте микрофинансирование составляет не более 1%? — рассуждает Мамута. — Пока окончательного ответа на этот вопрос нет. Но мне кажется, что эта проблема сама по себе решится в следующем году.


По мнению президента НАУМИР, не факт, что «неклассические» микрофинансовые организации в итоге выдержат все требования регулятора.


— Дело в том, что необходимость готовить отчетность, соблюдать нормативы, относящиеся не только к выдаче микрозаймов, но и ко всему балансу организации, а также выполнение требований законодательства о противодействии отмыванию доходов, — это задачи, которые по силам только профессиональным игрокам, — полагает Михаил Мамута. — Поэтому мы не исключаем, что в ближайшее время может наблюдаться выход из реестра тех, кто попал в него «случайно» или не добился успеха на рынке микрофинансирования.


А зачем вообще добиваться успеха, если закон свободно и бесконтрольно позволяет заниматься кредитованием? Получить комментарии ФСФР и Минфина по этому поводу не удалось.

все новости
Яндекс.Метрика